Православное видео

Опубликовано: 27.08.2017

православное видео

Рассказ православного видевшего ад и Рай. Встреча с вечностью.

Расскажу про свой опыт, возможно, он кому-то поможет, но заранее предупреждаю - это написано верующим человеком, поэтому материалистам лучше не тратить своего времени и почитать что-нибудь более для них стоящее.


Периодически я курил с самого детства. Помню, как мы с другом следили за курящими людьми, украдкой подбирали тлеющие окурки и бежали куда-нибудь в кусты, где с удовольствием попыхивали ими до тех пор, пока фильтр не начинал плавиться, подробнее православное видео. Серьёзно я начал курить приблизительно с четырнадцати лет. Когда мне было девятнадцать, я, благодаря проблемам в моей жизни, пришёл в Церковь и с этого момента иллюзорное восприятие мира и моего бытия начало постепенно рассеиваться. Потихоньку начало приходить понимание того, что обычный человек есть никто иной, как раб своих страстей, ничтожная пылинка, мнящая себя пупом земли, а на самом деле кружащаяся в водовороте желаний своей плоти, истязаемая пустыми, ничего не стоящими потребностями и легко управляемая закулисными кукловодами.


Осознав, что завишу от сигареты и убиваю себя этой привычкой, рушу храм Божий, трачу деньги, которые мне дал Господь, на убийство себя, я решил бросить. Постепенно уменьшил количество выкуриваемых сигарет с пачки до двенадцати штук в день, а потом до шести.

Со временем пришло понимание того, что пятница освящена Жертвой и Страданиями Господа и я решил попробовать не курить хотя бы этот день недели. Первую пятницу было очень плохо, кружилась голова, не хватало воздуха и я всё время выходил на балкон, пил воду и грыз семечки. Зато вечером всё это куда-то исчезло и пришла радость и гордость (не пугайтесь этого слова, тогда я только начал ходить в церковь и не знал, что гордость, это корень всех зол) от осознания того, что мною прожит целый день без сигареты. Решил не курить и в среду. Получилось. Потом было всё легче и легче, но в обычные дни курил как обычно и количество сигарет оставалось прежним (пять-шесть штук). От этого, бывало, хотелось плакать. Понял, что действительно являюсь рабом этой страсти. Приближался мой первый Петропавловский пост и я не знал, что делать. Две недели этого поста прокурил, но это на меня очень сильно давило. Тогда я помолился Святителю Николаю, помощь которого я чувствую постоянно. Попросил помочь мне, слабому и никчёмному продержаться хотя бы неделю и тут же почувствовал, что желание курить пропало. Я не поверил самому себе и с опаской дождался понедельника (помолился в воскресенье). Утром курить не хотелось. Днём тоже. И вечером. Чудо было явное и до сих пор для меня непостижимое.


Прожив неделю без сигарет и не испытывая никакого желания, я дождался вечера воскресенья и тут же побежал на балкон. Выкурил сигарету, подумал, какая же это гадость, вернулся в комнату и попросил Святителя Николая дать мне сил не курить до конца поста. Пару недель желания не появлялось, но за недели две до окончания поста, в силу своей глупости, я начал делать такие вещи, что даже не знаю, как меня такого можно было потом слушать. Начал думать приблизительно следующее: “Ну вот, сейчас у меня ни физической, ни психической зависимости нет, так что можно курить для своего удовольствия. Вернусь к трубке (серьёзно я начал курить с трубки, потом перешёл на сигареты) и буду раз в день вечерком, наслаждаясь отдыхом, выкуривать по одной для эстетического удовольствия”. Получив зарплату, я съездил в табачный магазин и купил фильтры, ёршики и антисептик, потратив при этом где-то шестнадцать долларов (тогда для меня это были большие деньги), чем вызвал большое недовольство жены (в то время ещё невесты), которая пыталась экономить каждую копейку, поскольку денег у нас не было совсем. Она только приехала из Германии и не работала, а мне было семнадцать лет, так что я носился по городу, чинил компьютеры по вызову и продавал пиратские диски. Представьте наше материальное состояние и мою безответственность. Я, конечно, посчитал себя несправедливо обиженным и пошёл на балкон, где около часу провозился с трубкой, предвкушая, как я её буду попыхивать после поста. … Не знаю, как там на небе всё происходит, но сейчас я представляю себе такую картину: Святитель Николай стоит около Господа и просит Его дать мне сил: - Вот, мол, Антоний молится, плачет, помоги ему, Господи. Только воцерковился, куда ему бросить-то эту мерзость, с четырнадцати лет курит.

Господь по любви своей, жалея свою только найденную больную овцу, даёт мне силы. А через две недели батюшка Николай стоит и смотрит на меня, как я иду и трачу все деньги, которые дал Господь на какие-то фильтры и антисептик, а потом сижу на балконе и трачу ещё час своей жизни на чистку трубки, довольно при этом улыбаясь…


За две недели до конца поста произошли непредвиденные события в моей жизни, которые, закрутили меня в делах, проблемах и, напоследок, одарив состоянием радости от упавшего на меня счастья, оставили в Англии. Распаковав чемоданы я понял, что забыл трубку дома (или Господь не дал мне во время про неё вспомнить?).

Ничего, - подумал я, - в выходной поеду в город и куплю себе новую.

Так и сделал. В общем, приготовился к окончанию поста. Дальше лучше.


Праздник Петра и Павла пришёлся на мой выходной. Поехав в город с новообретённым другом из Словакии, мы купили по паре баночек сидра (яблочная пяти-семи градусная настойка) и устроились на скамейке в парке, любуясь на ухоженные клумбы, подстриженную травку и наслаждаясь солнечным летним днём. Приятно грела мысль об огромной, по тем моим меркам, зарплате, пели птички, о будущем думалось в самых радужных тонах и я полностью расслабился, наслаждаясь напитком и попыхивая сигаретку, которую дал мне словак. После первой банки у меня легко начала кружиться голова (я редко пил, к тому же организм не богатырский, так что нечему удивляться). После второй я уже захмелел, а после третьей перестал считать сколько я пью. Помню мы ходили ещё за порцией, потом ещё, в общем, пили весь день до пяти вечера, потом ходили по закрывающимся магазинам, пытаясь купить словаку то ли бритвы то ли ещё что-то, потом сидели на автобусной остановке, потом купили билеты не на тот автобус и опять сидели на остановке, потом, сев, наконец, на наш автобус и, проехав пару минут вышли неизвестно где, простите, по нужде. После этого, не зная что делать, зарулили в бар, где, выпив ещё где-то поллитра сидра, начали фотографироваться, кое-как попросили бармена вызвать нам такси, приехали в отель, где в то время работали, оставив бедного водителя с грязным салоном (в машине мне стало плохо), ворвались в дом, где мы жили, поссорились, после чего я объяснял нашим соседям, какие они все лицемеры и лгуны и с чувством выполненного долга завалился спать. Вот такой вот православный христианин.


Утром, едва открыв глаза, я побежал в туалет, где меня стошнило. Потом прошаркал на кухню и, выпив воды, почувствовал, что меня опять тошнит. После туалета, я поплёлся в ресторан отеля, где работал посудомойщиком. Проработав несколько минут, я опять побежал в туалет. В общем за пять часов мне было плохо, по моему, восемнадцать раз. Под конец рабочего дня я едва понимал, что происходит, голоса людей почти не слышал и видел всё окружающее словно сквозь какой-то ватный туман. Кое-как добравшись до дома, я проплакал над своей глупостью и над тем, как оскорбил Господа своим поведением, раскаялся и попросил простить меня. Успокоившись, лёг спать и проснулся через сутки. Притом бодрым, полным энергии и сил, словно и не было этого тяжелого отравления. Как будто заново родился.


После этого случая я почти не пью алкоголь, только изредка пол стакана вина, но курить я начал как паровоз. Приблизительно сигарет тринадцать-пятнадцать в день по средам и пятницам в том числе, насколько я помню (если учесть, что во время работы выкуривал я только около пяти сигарет, а работал по двенадцать часов, то получится, что остальных десять я выкуривал в четыре свободных часа, это приблизительно по сигарете каждые двенадцать-пятнадцать минут). Только через месяцев шесть я опять уменьшил количество до пяти-шести сигарет в день и по пятницам не курил совсем, или по две-три сигареты (точно не помню уже).


Отработав восемь месяцев в Англии, я приехал домой, где обвенчался с Наталией. Это был февраль, а в марте начинался Великий Пост, который очень не хотелось провести с сигаретой во рту. После моего проступка я часто молил Господа дать мне сил опять бросить эту страсть, но этого не происходило (что и не удивительно). Почему-то пришла мысль о том, что если до Великого Поста снижу количество сигарет до трёх штук в день, то смогу бросить . Но ничего не получалось: как я не пытался, выкуривал минимум четыре и на следующий день курил больше поставленной нормы. Начал молиться чаще, а за две недели до начала поста, решил попросить об этом и святителя Пантелеймона (наверно, - думал я, - батюшка Николай не хочет мне больше помогать за то, что не оправдал его заступничества, а святителя Пантелеймона я пока ничем не обидел и он мне поможет). Помню, помолился Господу, ему и святителю Николаю . А на следующий день проснулся с больным горлом. К вечеру горло разболелось очень сильно, а на следующее утро боль стала такой, что мне стало трудно дышать. После мучительного заталкивания завтрака в себя, я, превозмогая боль (чего только не сделает глупый человек), выкурил сигарету, а потом не мог глотать минут десять и кое-как дышал. Такого у меня не было никогда, даже во время гнойной ангины я курил, игнорируя замечание доктора, а тут горло першило так, что каждые десять-пятнадцать минут мне приходилось сосать специальные таблетки. Промучившись так дня три-четыре, я перестал курить. Горло не проходило. Я уже не мог молиться, просил жену, чтобы она читала вечернее правило, а сам сидел на диване, замотанный в шарф как старичок, и плакал. А утром за три дня до начала поста я проснулся и почувствовал, что боль прошла. Исчезла так же внезапно, как и появилась. Оставшееся время я курил не больше трёх сигарет и вечером перед постом выкурил, я надеюсь, последнюю в моей жизни.

Слава Богу за Его бесконечную милость!


***


Как бывшая модель-наркоманка бросила наркотики и пришла к вере


Уникальный православный фильм УТЕРЯННАЯ ДОБРОДЕТЕЛЬ!